Сказочники


Разумный Ганс

Братья Гримм

Мать Ганса спрашивает: "Куда собрался, сынок?" Ганс отвечает: "К Гретель". - "Смотри же, не оплошай!" - "Небось, не оплошаю! Прощай, матушка!" - "Прощай, Ганс".Пришел Ганс к Гретель."Здравствуй, Гретель!" - "Здравствуй, Ганс. Что принес хорошенького?" - "Ничего не принес, от тебя взять хочу".Гретель дарит Гансу иголку.Ганс говорит: "Прощай, Гретель". - "Прощай, Ганс".Ганс берет иголку, втыкает ее в воз с сеном и идет за тем возом до дому."Добрый вечер, матушка". - "Добрый вечер, Ганс. Где побывал?" - "У Гретель побывал"...

Храбрый портняжка

Братья Гримм

Жарким летним днем сидел один портняжка, скрестив ноги, на своем столе у окошка; он был в очень хорошем настроении и работал иглою что было мочи.А тут как раз случилось, что шла баба по улице и выкрикивала: "Сливовое варенье, сливовое варенье!" Этот крик портняге очень по нутру пришелся; он выставил свою головенку в окошко и тоже крикнул: "Сюда ступай, тетка! Тут есть на твой товар покупатель".Поднялась баба на три лестницы со своим тяжелым коробом к портняжке в каморку и должна была перед ним все горшки с вареньем выставить...

Сказка о том, кто ходил страху учиться

Братья Гримм

Oдин отец жил с двумя сыновьями. Старший был умен, сметлив, и всякое дело у него спорилось в руках, а младший был глуп, непонятлив и ничему научиться не мог.Люди говорили, глядя на него: "С этим отец еще не оберется хлопот!"Когда нужно было сделать что-нибудь, все должен был один старший работать; но зато он был робок, и когда его отец за чем-нибудь посылал позднею порой, особливо ночью, и если к тому же дорога проходила мимо кладбища или иного страшного места, он отвечал: "Ах, нет, батюшка, не пойду я туда! Уж очень боязно мне"...

Необыкновеный музыкант

Братья Гримм

Жил-был необычный музыкант, и случилось ему однажды одному-одинешеньку идти по лесу, и думал он всякие думы, а когда он все уже передумал, то сказал сам себе: "Скучно мне здесь в лесу одному - дай-ка я себе какого-нибудь товарища добуду". И вытащил из-за спины скрипку и заиграл на ней так, что гул пошел меж деревьев.Немного времени прошло, видит, бежит к нему волк из чащи. "Ах, волк ко мне бежит! Такого товарища мне не надо", - сказал музыкант. Однако же волк приблизился к нему и сказал: "Любезный музыкант, что ты это такое хорошее наигрываешь? Я бы и сам хотел такой музыке научиться"...

Вошка и блошка

Братья Гримм

Вошка да блошка в одном доме вместе живали и пиво в яичной скорлупке варивали. Вошка в ту скорлупку попала и обожглась. А блошка перепугалась да кричать стала. Тут и скажи ей дверка: "Чего ты раскричалась, блошка?" - "Да ведь вошка-то обожглась!"И стала дверка скрипеть. А метелочка в углу стала ей выговаривать: "Что ты скрипишь, дверочка?" - "А как же мне не скрипеть?Вошка наша обожглась,Блошка с горя извелась...Тогда и метелочка принялась мести что есть мочи. А мимо-то катилась тележка и говорит: "Чего ты так метешь, метелочка?" - "А как же мне не мести?Вошка наша обожглась,Блошка с горя извелась,Дверка скрипом расскрипелась...

Три языка

Братья Гримм

В Швейцарии жил некогда старик-граф, у которого был всего один сын, но он был глуп и ничему не мог научиться. Тогда сказал ему отец: "Слушай, сын мой, что я ни делаю, ничего тебе в голову вдолбить не могу. Надо тебе отсюда отправиться к одному знаменитому учителю; я тебя передам ему, и пусть он с тобою попробует заняться".Юноша был отослан отцом в другой город и целый год оставался у учителя.По прошествии же года он опять вернулся домой, и отец спросил его: "Ну, сынок, чему же ты научился? - "Батюшка, я выучился разуметь то, что собаки лают", - отвечал сын...

Белая змея

Братья Гримм

Много лет тому назад жил на свете король и мудростью своею во всем царстве славился. Ничто не оставалось ему неизвестным, и казалось, что вести о сокровеннейших делах как бы сами собою доносились к нему отовсюду.Но у того короля был странный обычай: за каждым обедом, когда со стола уже все было убрано и никто, кроме его самого, за столом не оставался, доверенный слуга должен был подавать ему еще одно блюдо. Но блюдо это было закрыто, и сам слуга этот не знал, что было на блюде, да и никто не знал, потому что король не вскрывал блюда и не отведывал его, пока не оставался один-одинешенек в комнате...

Двенадцать братьев

Братья Гримм

Жили да были король с королевой; жили они в полном согласии и прижили двенадцать человек детей - и все были мальчуганы.Вот король и говорит королеве: "Если тринадцатый ребенок, которого ты родишь, будет девочка, то всех двенадцать мальчишек велю убить, чтобы и богатства у ней было больше, и все наше королевство ей одной принадлежало".Он так и велел заготовить двенадцать гробов, которые были наполнены стружками, и в каждый даже небольшое покойницкое изголовьице положено; по его приказу эти гробы были поставлены в особую запертую комнату, ключ от которой король отдал королеве и никому не велел о том сказывать...

Король Дроздобород

Братья Гримм

У одного короля была дочь, которая прославилась на весь свет своей красотой. И правда, хороша она была выше всякой меры, но зато и высокомерна, как никто. Никого из женихов не считала она достойным своей руки. Кто ни сватался к ней, все получали отказ да еще какое-нибудь злое словечко или насмешливое прозвище в придачу. Старый король все прощал своей единственной дочке, но под конец даже ему надоели ее прихоти и причуды.Он велел устроить пышное празднество и созвать из дальних краев и соседних городов всех молодых людей, еще не потерявших надежду понравиться королевне и добиться ее благосклонности...

Дружба кошки и мышки

Братья Гримм

Кошка познакомилась с мышкой и столько пела ей про свою великую любовь и дружбу, что мышка наконец согласилась поселиться с нею в одном доме и завести общее хозяйство. "Да, вот к зиме нужно бы нам наготовить припасов, а не то голодать придется, - сказала кошка. - Ты, мышка, не можешь ведь всюду ходить. Того гляди, кончишь тем, что в мышеловку угодишь".Добрый совет был принят и про запас куплен горшочек жиру. Но не знали они, куда его поставить, пока наконец после долгих рассуждений кошка не сказала: "Я не знаю места для хранения лучше кирхи: оттуда никто не отважится украсть что бы то ни было; мы поставим горшочек под алтарем и примемся за него не прежде, чем нам действительно понадобится"...