Сказочники


Солнечный Луч в ноябре

Топелиус Захариас

Муравьи работали без отдыха и срока. Стоял ноябрь, а делу не видно было конца. Прежде всего надо было наглухо законопатить все щели и щёлочки, чтобы никакой мороз и ветер не пробрался в муравьиное жилище.Потом нужно было обойти все кладовые и проверить, достаточно ли там запасов, чтобы прожить пять или шесть месяцев в заточении. Потом хорошенько укрепить все входы и выходы на случай вражеского нападения. Потом расчистить все муравьиные дорожки, чтобы на них не осталось ни одного сухого листка, ни одной иголки...

Подарок морского хозяина

Топелиус Захариас

Жил когда-то рыбак, по имени Матти, по прозванию Лосось. Жил он у самого моря. Да и где же ещё рыбаку жить? И была у него жена Майя, по прозвищу Лососиха. Да и как же иначе её называть? Если муж Лосось, так уж, конечно, жена - Лососиха. Зимовали они в маленькой хижине на берегу моря, а весной переселялись на скалистый островок и жили там до глубокой осени. На этом островке была у них лачужка - ещё меньше, чем на берегу, с деревянной щеколдой вместо замка и с плитой, сложенной из неотёсанного камня...

Кнут-музыкант

Топелиус Захариас

Жил на свете мальчик, по имени Кнут. Отца и матери у него не было, и жил он у своей бабушки в бедной хижине на берегу моря. Берег назывался Жемчужным, хотя, по правде говоря, никто никогда не находил здесь даже самой маленькой жемчужины.У Кнута была одна рубашка, одни штаны, одна куртка и одна шапка. Летом он бегал босиком - и это не так уж плохо. А на зиму у него были шерстяные чулки и деревянные башмаки - это уж совсем хорошо.Кнут редко бывал сыт, но зато всегда был весел. А ведь не так-то просто смеяться, когда от голода все время сосёт под ложечкой! Не всякий может этим похвастаться!Бабушка Кнута пряла шерсть, а Кнут носил продавать её в усадьбу господина Петермана...

Как кузнец Пааво подковал паровоз

Топелиус Захариас

В сказке этой говорится о том, что на краю земли жили были два тролля. Где находится край земли, никто точно не знает, но если он и в самом деле где то есть, то, верно, у Берингова пролива, где Старый и Новый Свет глядят друг на друга. Мне там побывать не доводилось, но Нурденшёльд сказывает, что это отсюда далеконько.Люди говорят, что там жили два тролля, два брата, вовсе друг на друга не похожие. Тот, кого звали Бирребур, жил на мысе Осткап, где кончается Азия, другой же, по имени Бурребир, обретался на мысе Принца Уэльского, где начинается Америка...

Как железной дороге достались семимильные сапоги

Топелиус Захариас

Жили-были на краю света два колдуна. А где край света этого никто доподлинно не знает, но если он существует где-нибудь, то не иначе как у Берингова пролива, где Старый и Новый свет смотрят в глаза друг другу. Я там не бывал, но Норденшельд говорит, что туда-таки порядочно далеко.Итак, там жили два колдуна. Того, который жил на Осткапе, где кончается Азия, звали Бирребурр, а того, который жил на мысе принца Уэльского, где начинается Америка, звали Бурребирр. Пролив между ними был такой ширины, что оба колдуна могли отлично видеть друг друга своими зелеными кошачьими глазами и говорить "будь здоров!", когда сосед чихал...

Жемчужина Адальмины

Топелиус Захариас

В одной далекой сказочной стране жили-были король с королевой.Росла у них дочка по имени Адальмина, самая что ни есть настоящая принцесса. И как к каждой сказочной принцессе, на крестины к ней были приглашены феи - розовая и сиреневая. Как и положено феям, гостьи пришли с подарками.Розовая фея преподнесла малютке-принцессе огромную жемчужину дивной красоты. Такая жемчужина уже сама по себе подарок, но ведь она была еще и волшебная! Розовая фея сказала:- Эта жемчужина принесет Адальмине красоту и таланты, ум и богатство, никто не сможет сравниться с ней...

Зимняя сказка

Топелиус Захариас

В большом дремучем лесу, далеко на севере Финляндии, росли рядом две огромные сосны. Они были такие старые, такие старые, что никто, даже седой мох, не мог припомнить, были ли они когда-нибудь молодыми, тонкими сосенками. Отовсюду были видны их тёмные вершины, высоко поднимавшиеся над чащей леса. Весной в густых ветвях старых сосен пел весёлые песенки дрозд, а маленькие розовые цветы вереска поднимали свои головки и смотрели снизу вверх так робко, будто хотели сказать: "Ах, неужели и мы будем такими же большими и такими же старыми?"Зимой, когда метель закутывала всю землю белым одеялом и цветы вереска спали под пушистыми снежными сугробами, две сосны, словно два великана, сторожили лес...

Звездоглазка

Топелиус Захариас

Снег искрился, северное сияние сверкало, и ясные звезды блистали в небе.Был рождественский вечер. Лопарь погонял оленя далеко в горах, а следом за ним ехала на олене его жена. Лопарь ехал довольный, он то и дело оборачивался и глядел на жену, которая сидела в небольших лапландских санях, ведь олень не может везти сразу двоих. Лопарка держала на коленях маленького ребёнка. Держать младенца, запелёнатого в толстую оленью шкуру, и править ей было несподручно. Когда они миновали перевал и начали спускаться с горы, то увидели волков...

Принцесса Линдагулль

Топелиус Захариас

Жил был когда то персидский король, а звали его Шах Надир. Был он сказочно богат и владел многими прекрасными странами. Высокие залы его дворцов были полны золота и драгоценных камней, а корабли его бороздили все моря и океаны. Стоило ему появиться в своей столице, Исфахане, как его тут же окружали телохранители в серебряных доспехах. Пятьдесят же тысяч всадников - на великолепнейших, с золотыми уздечками и седлами, блиставшими драгоценными камнями, конях, - были готовы по малейшему знаку повелителя ринуться вперед, чтобы завоевать весь мир...

«Рефанут»

Топелиус Захариас

«Рефанут» название волшебного корабля, такого ог ромного, что, согласно преданию, на мачтах его помещались боль шие крестьянские усадьбы. И если матрос поднимался на мачту юношей, то когда спускался на палубу, он был уже глубоким стариком.Целой туче мальчишек дозволили подняться на борт шхуны «Надежда», пришвартованной у пристани в гавани, и забраться на ванты.Был воскресный вечер. Матте кочегар сидел, раскачиваясь, на якорной цепи, в носовой части верхней палубы. Он читал книгу псалмов, но тут отложил её в сторону, чтобы разглядеть хорошенько мальчишек...