Сказочники


Песок и замок

Юрий Литвинов

Песок продавали в среду. Огромный самосвал целый день возил его по Загородной улице, и поначалу он, вроде бы, никому не был нужен. Но потом нашёлся один запасливый человек, который так и сказал:- Возьму-ка я этот песок про запас. Вдруг когда и пригодится. Сваливайте его вот здесь, у забора.Самосвал свалил песок одной большой кучей. Водитель самосвала взял деньги и уехал покупать бензин, или другую какую-нибудь жидкость необходимую для укрепления дружбы между людьми и механизмами. Запасливый человек ушёл и надолго, то ли делать новые запасы, то ли учитывать старые...

Пленительная роль, или капитуляция действительности

Юрий Литвинов

С виду все так естественно и буднично произошло , что и рассказывать особенно нечего, смотреть не на что. Небольшой зал в одноэтажном здании беднеющей фабрики деревянных игрушек . Посредине щупленькая елочка метра три высотой. Украшения ее тяготят, чересчур крупные лампы гирлянд – обжигают . Детей мало , совсем мало, и одеты они как-то не празднично, - почти все в резиновых сапогах, в валенках с галошами.. Молчат , смотрят недоверчиво, держатся врозь. Актриса , не в силах видеть всего этого, прикрывает дверь комнатушки , приспособленной под гримерную и говорит тихо:- Это издевательство...

Камень и цветок

Юрий Литвинов

В месте пустынном, безводном, удалённом от путей и дорог, а потому почти необитаемом выходил из земли камень. Огромный валун. Эры полторы выходил, и возвысился основательно. Да оценить его размеры было некому.Одиночество камень не угнетало, у камней чувство целостности крепче чувства родства. Вода не точила, хотя где-то глубоко под собой он и ощущал её ленивое, но упорное движение. Время вообще не беспокоило, он был одной из точек его отсчёта. Лишь ожиданием, пусть малого, но соизмеримого его размерам внимания тяготился камень...

Нашествие снеговиков

Юрий Литвинов

В лесу снег порошил, сеял, падал, осыпался с прогибающихся под его тяжестью веток, а в поле – летел, кружил, взвивался вихрем. И сквозь него шли, шли и шли снеговики. Шеренга за шеренгой.У кромки леса, на краю поля стоял человек и не мог понять – за что ему такое наказание? Он поначалу решил, что наткнулся на боевые учения какого-нибудь десантного подразделения. Масштабные учения, большого подразделения, и очень боеспособного. Как нешумно они двигались, эти безмолвные белые воины, как мгновенно и необъяснимо возникали, словно бы из-под земли...

Встреча с трёхголовым змеем

Юрий Литвинов

Правила поведения при встрече с трёхголовым змеем.Всем давно и твёрдо известно, что сказочники народ необидчивый. Как можно обидеться на собачий лай, если понимаешь собачий язык и, услышав дерзкое «гав-гав-гав», спешишь поскорее записать забавную щенячью дразнилку, а пока записываешь – вся обида мимо проходит. Так что, обид у сказочников ни на кого нет. А вот огорчения случаются. Чаще всего огорчает нас людское недоверие. С каждым днём всё больше людей не верят сказочникам. Ни взрослые, ни дети, ни даже факиры и кондитеры, которые своими руками могут творить чудеса не хотят верить в сказочные истории и если слушают их, то лишь из уважения или из вежливости, да и то не очень внимательно...

Облако и туча

Юрий Литвинов

Небо в наших краях просторное, ни горами, ни лесами не заслоняется. Так что ветрам у нас есть где разгуляться, и они порою налетают со всех сторон сразу, отчего облака и тучи могут прилетать к нам и с севера и с юга одновременно.Так вот история нынешняя не о небе, и не о ветрах, она о туче грозовой и облаке кучевом. Случилось им встретиться над весёлым детским городком и затеять спор – кто сможет больше привлечь детского внимания. Ради кого, дескать, детвора оставит свои игры и забавы, да позабудет про игрушки...

Легенда об одиноком скворце

Юрий Литвинов

Научил я одного скворца говорить. Он этого сам пожелал и брал у меня уроки всё лето. Занятия наши проходили у раскрытого окна. Я сидел на стуле в комнате, а мой ученик – на ветке шиповника в палисаде. Был он птицей вольной, поэтому уроки наши длились столько, сколько ему было нужно.- Главное, не орать во всё горло, - поучал я его, г говори негромко, но внятно. И говори не то, что легче произнести, а то, что ты думаешь, и то, что ты знаешь. А ещё не бойся переспросить дважды и даже трижды всё, что показалось непонятным...

Козочка и волки

Юрий Литвинов

В одном тёмном дремучем лесу, на единственной зелёной солнечной полянке жила-поживала маленькая белая козочка. У неё даже рожки ещё не выросли, поэтому она никому не могла причинить боли и вреда, да и не хотела. Не спеша щипала травку, грела бока и спинку на солнышке, пила чистую водицу из ручейка, бегущего по краю полянки, и мечтала вырасти большой и красивой.Не знала она, бедняжка, что в глубине леса собралась на охоту стая серых волков. Они были злыми, очень голодными и мечтали, клацая зубами, только о еде...

Взрыв Букваря

Юрий Литвинов

Всякая наука требует усердия и терпения. Будь то садоводство или огородничество, рыболовство или птицеводство, жонглирование или чародейство, астрофизика или микробиология – всё даётся настойчивостью, усидчивостью и трудом беспрестанным. Большинство неучей этого не знают и, желая поскорее прослыть людьми учёными, налетают на учёные книги с таким видом, словно собираются верхом на них скакать. Прямиком в волшебный мир науки. Но если поспешность и легкомыслие при освоении азов верховой езды чаще всего оборачиваются, шишками, ушибами да вывихами низинных пальцев, то при небрежном отношении к наукам премудрым, таким как грамота и счёт, вы рискуете вывести их из себя, отчего последствия бывают совершенно непредсказуемыми и даже невероятными...

Фея исчезает

Юрий Литвинов

У каждой феи есть секрет, который ни от кого, кроме неё самой узнать невозможно. Это касается её дара творить чудеса – как она его получила, и что отдала взамен. Впрочем, если фея вдруг надолго исчезает, а платья её при этом оказываются в ломбарде, то всегда найдётся человек, которому повезёт раскрыть столь загадочное явление. Чаще всего им оказывается хозяин ломбарда, но в истории с двумя платьями доброй феи повезло одному сказочнику, если честно - мне. А ещё двум девочкам, Соне и Насте, которые поинтересовались: «Откуда и как в музей Театра кукол попал наряд настоящей феи?», и нашли время выслушать до конца мой рассказ...